Тезисы участников Конференции

Социально-психологическое (религиозное) пространство



Конгруэнтность психического здоровья и религиозной деятельности всегда находилась в центре внимания медицинского сообщества. В научно-прикладном аспекте многократно обсуждался тезис о степени и эффектах влияния религиозности на душевное здоровье и поступки человека. Сходство психотерапевтических интервенций с религиозными традициями и ритуалами давно подмечено исследователями [2].


Религиозные организации имеют немалый опыт в осуществлении лечебно-реабилитационных мероприятий в отношении пациентов с зависимостями, невротиков, онкологических больных и др., используя, в основном, не медицинские, а духовные и целительские практики. Верующий, погруженный в деятельность религиозной общины и окруженный людьми со сходным мировоззрением, оказывается в особых социально-психологических условиях. Само существование религиозной группы (РГ) сопровождается формированием своеобразного социально-психологического пространства, насыщенного разнообразными взаимодействиями. Нетрудно увидеть здесь сходство с реализацией некоторых психотерапевтических методов - «терапией средой» и «терапевтическим сообществом», с учетом психологических особенностей членов РГ, как, например, это было отмечено нами при лечении больных с определенными нозологическими группами соматических [4], наркологических заболеваний [3], а также при работе с лицами пожилого возраста [1].


Особое место в дискуссии психологов и психиатров занимают вопросы, касающиеся деятельности т.н. «нетрадиционных религиозных движений». Встречаются диаметрально противоположные мнения: как о вреде психическому здоровью вследствие пребывания в «нетрадиционной» религиозной организации, так и о благотворности участия в жизни такой общины; данные клинических исследований и наблюдений по указанной тематике чрезвычайно противоречивы [5].


Целью нашего исследования явилось обоснование выделения специфического социально-психологического (религиозного) пространства для формулировки принципов организации эффективной модели терапевтической среды.

Объектом исследования послужили члены РГ и их интеракции в религиозном пространстве. Исследование проводилось на базе медицинских учреждений, специализирующихся в лечебно-реабилитационной работе с психиатрическими пациентами и пациентами с пограничными психическими расстройствами в гг. Архангельске и Северодвинске Архангельской области.


Результаты исследования позволили выделить группы интеракций между членами РГ: физические взаимодействия (например, изменение режима питания во время соблюдения религиозных постов, а также психофизиологическое воздействие – ритуальный приём психоактивных веществ, изменение режима сна-бодрствования и др.); когнитивные взаимодействия (чтение и обсуждение религиозной литературы, духовные наставления, проповеди и др.); аффективные взаимодействия (исполнение религиозных песен, участие в групповой молитве и др.); социально-поведенческие (изменение коммуникационного поля, приёмы привлечения новых последователей, участие в религиозных обрядах, ритуалах, праздниках и др.). При этом интеракции среди членов РГ носили характер преимущественно сотрудничества, а не соперничества.


В ряде случаев наблюдалась взаимосвязь между эмоциональным состоянием члена РГ и участием в религиозно-обрядовой практике. Так, в период, предшествующий ритуалу (например, религиозному посту продолжительностью в несколько дней), верующие отмечали неудовлетворенность, плохое настроение, тревогу. Сразу после исполнения ритуала возникали противоположные ощущения: радость, приподнятое настроение, оптимистический взгляд на будущее.

Пациенты с хроническими психическими расстройствами (включая эндогенные заболевания) отмечали, что религия помогает им «справляться с жизненными трудностями», находить «друзей и родственные души», дает «спокойствие и душевный покой».


У членов РГ определены четкие критерии социальной идентификации: религиозная идентичность определяется не только по формально-внешним признакам (например, особенности одежды, религиозные жесты и пр.), но и по набору когнитивно-поведенческих инвариантов совместной религиозной деятельности (знание и трактовка религиозных текстов, обязательное соблюдение ритуалов и пр.).